Если завтра война...

Чужакам в РККА ход закрыт

Осенью 1933 года в стране начался очередной набор призывников в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию (РККА) и на Рабоче-Крестьянский Флот (РКФ). До принятия закона о всеобщей воинской обязанности в 1939 году это мероприятие носило выборочный характер. Большое значение имел добровольный принцип формирования.

В то время в армию призывали с 21 года. В сентябре 1933 года начался призыв в армию и в Белове. Призывали юношей 1911 года рождения. Требования к новобранцам были серьёзные, комиссия военкомата рассматривала не только вопрос о здоровье призывника, но и с пристрастием изучала социальное происхождение молодых рабочих и колхозников. Дети и близкие родственники «чуждых» элементов в армию не принимались. Кроме этого с места работы будущему красноармейцу давали подробную характеристику. Анализ документов 30-х годов прошлого столетия показал, что к этому во всех коллективах относились очень ответственно. Например, в посёлке Старо Белово колхозники хозяйства имени Сталина отказали своему односельчанину Макарову в путёвке в армию. Они отметили, что «Макаров во время посевной плохо пахал и поэтому недостоин служить в нашей любимой Красной Армии».

15 сентября 1933 года на Беловском призывном вербовочном пункте работала комиссия военкомата. В 8 часов утра сюда прибыли молодые рабочие цинкового завода. Сотни заявлений добровольцев были поданы с просьбой призвать их в армию. Тут же состоялся патриотический митинг призывников.

На следующий день, 16 сентября, проходил призыв рабочих транспорта. Комиссия сразу же отсеяла несколько добровольцев. То, что они искренне хотели стать военными, ничего не решало. Каким-то образом докопались до их социального происхождения. Например, токарь паровозного депо станции Белово Николай Иосифович Антропов был признан кулаком и лишенцем. Так называли тех, кого лишали гражданских избирательных прав. Такая же горькая участь была уготована и слесарю этого предприятия Якову Прыгину. На его заявлении о желании добровольно стать бойцом РККА поставили запрещающую визу: «Отказать на основании чуждого происхождения. Прыгин лишён права голоса, выходец из кулацкой семьи, отец осуждён по статье 58 на 10 лет».

И ещё один случай. На прививочном противотифозном пункте призывникам – рабочим Беловского цинкового завода – ставили прививки. В это время в одном из призывников кто-то из ребят узнал некоего Фёдора Мануйлова, которого тут же признали чуждым элементом, так как его отца осудили как кулака. Его тут же с позором исключили из списка призывников.

Пожалуй, самой заветной мечтой каждого юноши было желание попасть, как сейчас говорят в элитные части: в лётные, военно-морские и пограничные войска. Туда отправляли не только здоровых, но и социально близких по происхождению ребят.

 

Военно-учебный пункт

…Бей, винтовка, метко, ловко,

Без пощады по врагу!

Песня о винтовке, 1937 год

В середине тридцатых годов прошлого века в посёлке Белово открыли свой военно-учебный центр. Находился он между улицами Ленина и Железнодорожной, там, где впоследствии построили здание узлового общежития. Участник Великой Отечественной Николай Андреевич Бакитко, проживший в Белово более 70 лет, рассказывал, что учебный центр сооружали по самой дешёвой технологии. В ближайшей согре, на берегу реки Бачат, заготавливали целые возы ивовых прутьев. Из них делали плетни. Между плетнями засыпалась земля. Оставалось только заштукатурить здание снаружи глиной с соломой и побелить. Такая «корзинка» простояла на улице Ленина не один десяток лет. Существовала она и в годы войны.

Создавался пункт обучения по инициативе железнодорожного узла станции Белово. Поэтому железнодорожники и ввели должностные единицы начальника и инструкторов. Небольшой коллектив возглавил бывший командир РККА Алексей Михайлович Злобин.

На снимке: Алексей Михайлович Злобин.

Занятия в военно-учебном пункте проводились по 10-12 часов в сутки в две смены. Участник Великой Отечественной войны беловчанин Павел Денисович Кудашкин учился в железнодорожном училище и занимался в учебном центре. Он рассказывал, что патриотический настрой общества в то время был очень высок, особенно среди молодёжи. Все стремились стать военными, защищать Родину.

В местной газете беловский самодеятельный поэт Лев Гохберг писал:

«… И если партия и власть Советов скажут:

- Враги хотят нарушить мирный труд!

Нарком железный путь в борьбе укажет,

Когда враги на мирный труд наш нападут.

- Вперёд! – приказ раздастся командиров…

Враги увидят час свой роковой,

Когда луганский слесарь Ворошилов

Нас поведёт в последний бой».

Огромную роль в подготовке кадров для армии и флота играла общественно-политическая оборонная организация – Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству (ОСОАВИАХИМ). Была такая и в Белове.

28 июня 1936 года в малом зале Клуба цинкового завода на районной конференция ОСОАВИАХИМа подводились итоги работы.

Рассматривался вопрос и о деятельности учебного пункта, которую признали удовлетворительной. Руководил районной организацией Общества содействия обороне в то время Карвацкий (имя и отчество неизвестно).

На снимке 30-х годов прошлого столетия: Участники лыжной эстафеты на территории Беловского цинкового завода.

 

Полёт американского лётчика

Летом 1933 года известный американский пилот Джим Маттерн выполнял кругосветный полёт. По штурманской карте он определил, что его самолёт находится в небе над сибирской тайгой, где-то в районе железной дороги Белово-Бачат. Нитка стального пути, тянувшаяся среди леса, вдруг вынырнула на степной простор. Под крылом заблестела гладь небольшой речушки. Внезапно мотор самолёта стал давать сбои и вскоре совсем заглох. Американец почти чудом смог посадить свою машину на небольшом лугу, распугав стадо колхозных коров.

Такой случай произошёл в районе деревни Бабанаково в один из жарких июльских дней тридцать третьего года. На поляне за околицей вскоре собралось всё население деревни. Все стремились поглазеть на невиданное чудо. Сначала грешным делом посчитали американского лётчика за вражеского шпиона. Беда была в том, что Маттерн по-русски почти не говорил. Послали за районным начальством и милиционером. Когда разобрались и увидели бумагу с подписью московского руководства о том, что пилоту должны оказывать помощь, засуетились. Первым делом отогнали зевак и выставили пост у самолёта. И вовремя. Любознательные дети, будто невзначай, уже пробовали открутить какие-то гайки и винты.

Лётчик кое-как объяснил местному председателю сельсовета, что машина требует ремонта. Но в Бабанакове, кроме кузнеца и двух-трёх плотников, никаких мастеров не имелось. Никто неполадки устранить не смог.

Решили привлечь к этому непростому делу умельцев Беловского цинкового завода. Нашли такого не сразу. Вспомнили, что лучшим слесарем в механическом цехе считается молодой рабочий Вениамин Николаевич Тараканов. Он-то и спас всё дело. Беловский паренёк смог устранить неисправность, и американец продолжил свой полёт.

Вот такой интересный случай донесли до нас документы архивов и рассказы ветеранов цинкового завода.

На снимке: В.Н.Тараканов в мехцехе БЦЗ. 1933 год.

О семье Таракановых нужно сказать особо.

Вениамин Николаевич Тараканов вышел из семьи первостроителя цинкзавода. Его отец Николай Никандрович Тараканов (1885-1959) приехал на строительство комбината из Центральной России в начале 20-х годов прошлого столетия, да так и остался в Белово на всю жизнь.

Вениамин Николаевич Тараканов (1913-1981) прожил долгую и интересную жизнь. Рационализатор и изобретатель, мастер – золотые руки, так говорили о нём коллеги. Многие годы В.Н. Тараканов увлекался фотографией. До сих пор потомки Вениамина Николаевича хранят уникальные снимки из истории города и его предприятий. Некоторые снимки из семейного архива Таракановых вошли в эту книгу. Любовь к профессии В.Н.Тараканов прививал своим детям. Один из них, Евгений Николаевич Тараканов, был в числе лучших работников цеха контрольно-измерительных приборов Беловского цинкового завода.

 

Парашютная вышка

Как тени под крылом, летят года,

И всё же поседевшие мальчишки

Нет- нет, да и слетаются сюда,

К подножью старой парашютной вышки.

Беловский поэт Александр Курицын (1939 – 2009).

На снимке Сергея Ярцева: Парашютная вышка. 90-е годы XX столетия.

В середине 30-х годов в беловской газете была опубликована подборка материалов о развитии парашютного спорта в СССР. 17 июня 1935 года в Москве шесть спортсменок-парашютисток Ольга Яковлева, Надежда Бабушкина, Серафима Блохина, Александра Николаева, Мария Барцева и Муза Малиновская установили новый мировой рекорд. Они совершили прыжок с высоты 7035 метров без кислородных приборов. Прежний рекорд для женщин был установлен ленинградской студенткой Фёдоровой и составлял 6350 метров. Фото отважных спортсменок газета поместила на первой странице. Это событие стало отправной точкой в создании в Белове своей парашютной секции.

Ко Дню авиации в местной газете появилась статья под названием: «Построим в Белове парашютную вышку». В ней говорилось: «Парашютный спорт имеет огромное значение в деле укрепления обороны страны. Необходимо выковывание стойких, неустрашимых завоевателей воздушных пространств. У нас в Белове и в Беловском районе развитие парашютного спорта тормозится отсутствием парашютной вышки.

Сегодня…каждый трудящийся нашего района должен поставить перед собой задачу – построить в Белове парашютную вышку. Райосо (районный совет содействия обороне), аэроклуб, комсомольские и профсоюзные организации проводят … сбор средств на строительство парашютной вышки в Белове и приобретение нового самолёта для аэроклуба. Подписывайтесь на строительство парашютной вышки и приобретение самолёта! Укрепляйте оборону нашей великой Родины! Построим в Белове парашютную вышку!».

Для подготовки парашютистов в аэроклубе организовали секцию. Особенно оживлённо велась её работа до 1941 года.

 

 На снимке: Инструктор по парашютному спорту Беловского аэроклуба А.Гайдук.

 

Когда начался сбор средств на строительство парашютной вышки, на шахте «Пионерка» за один день 17 августа было собрано 77 рублей. (По тем временам это была серьёзная сумма).

Бойцы горноспасательной станции собрали 55 рублей. На всех предприятиях были выбраны уполномоченные по сбору средств. Всего на предприятиях Белова и района было собрано более 10 тысяч рублей. После этого решено было приступить к сооружению парашютки.

Секции вышки были изготовлены в Сталинске (ныне Новокузнецк) на Кузнецком металлургическом комбинате. В Белово её доставляли в разобранном виде по железной дороге. Выгрузили металлические фермы недалеко от железнодорожного полотна и уже намеревались доставить её к месту установки, но оказалось, что для неё нужен специальный, очень мощный фундамент, иначе многометровая конструкция не выдержит сильных порывов ветра и упадёт. Пока шли согласования и искали деньги для бетонной основы, прошло несколько месяцев.

Молодёжь требовала ускорить дело. В газете «Знамя ударника» (8 февраля 1938 г., № 11) появилась заметка: «Когда построится парашютная вышка?» В ней говорилось: «… были собраны деньги на постройку парашютной вышки. В 1937 году парашютную вышку привезли в Белово, и вот уже около года она находится около железной дороги, и на её никто не обращает внимания. Бывший начальник аэроклуба тов. Шайтура заявлял: «У нас пока нет для вышки фундамента» … Когда же будет построена парашютная вышка? Райком партии должен вмешаться в это дело».

И всё-таки перед войной парашютная вышка в городе была смонтирована. Как вспоминал беловский старожил Николай Андреевич Бакитко, парашютку строили, что называется всем миром. С территории станции Белово её металлические секции до места установки тянули тракторами.

В сооружении вышки активно участвовали комсомольцы, рабочие цинкового завода, железнодорожного узла, шахты «Пионерка». Её строили в свободное от основной работы время. На воскресниках в основном трудилась молодёжь. Под приглядом опытных десятников ребята месили раствор, делали опалубку и заливали фундамент для опор. Когда основа конструкции была готова, приступили к сборке вышки. Она была смонтирована перед началом Великой Отечественной войны.

Планировалось, что с помощью этого сооружения можно будет проводить начальную подготовку спортсменов. Однако, как вспоминают старожилы, построена она была с большими нарушениями в самой конструкции и по своему назначению почти не использовалась.

В войну и в первые годы после неё к вышке утратили весь интерес. Деревянные ступени были убраны. Местные жители растащили их на дрова и другие нужды. Парашютка стала ржаветь и ветшать.

Вспомнили о ней уже в 1950 году. Были мысли вернуть вышку к жизни и возродить в Белове парашютную секцию. 10 сентября в городской газете промелькнуло небольшое сообщение о том, что ряд беловских предприятий в помощь городскому комитету ДОСААФ выделил денежные средства на ремонт вышки. Например, завком цинкового завода изыскал для этих целей 400 рублей (в ценах 1950 года). Парашютную вышку обновили и подремонтировали. Но до её использования дело не дошло.

Основной бедой этого строения было то, что от времени, дождей и ветров в первую очередь сильно страдали деревянные части. Лестница и верхняя площадка первоначально были сделаны из толстых досок. Дерево полностью сгнило и рассыпалось.

Мальчишками мы ещё пытались залезть на парашютку по металлическим уголкам, оставшимся от ступенек. Но потом ветхость вышки достигла такой степени, что забираться на неё стало рискованно.

В шестидесятых годах вокруг вышки настроили множество домов. Долгое время она находилась в частном огороде. В разное время было несколько проектов и предложений по ее демонтажу, но вскоре они забылись. Да и сложность и рискованность этого дела заставили оставить вышку в прежнем виде.

Снесли её в 2010 году. Вышку разобрала частная организация для сдачи в металлолом. Беловчанка Оксана Николаевна Мальгина до сих пор живёт в том районе, где когда-то высилась парашютка. Она рассказывает: «Разбирали её на наших глазах. Бригада из трёх человек вручную разрезала вышку на небольшие части. Их опускали вниз на верёвках. Работали недели три. А потом всё, что осталось от вышки, увезли на грузовике-дальномере и, видимо, сдали в металлолом».

Говорят, что хозяйка огорода, где раньше стояла вышка, получила за неё небольшие деньги. Они пошли на компенсацию ущерба. Одна из частей вышки, случайно упав, проломила крышу сарая.

Беловская парашютная вышка простояла более 70 лет. Это сооружение возвышалось над городом как памятник прошлой эпохи. Эпохи энтузиазма и веры в светлое будущее.

 

Подарок наркому

В селе Заречном в 1929 году была организована своя конеферма. И через десять лет настойчивых трудов, забот и опытов по селекции лошадьми из села Заречного стали гордиться. В 1939 году в колхозе уже был табун в 280 голов. Перед финской войной в кавалерийские части РККА из Заречного было отправлено большое количество скакунов английской породы. Один из них по кличке Алмаз был призёром многих районных и областных состязаний. Почти не уступал ему по резвости скакун Магнит. Но особенно понравилась всем рыжая лошадь с золотистой гривой и белоснежной звёздочкой во лбу. Колхозник Алексей Красильников предложил взять её с собой на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку достижений народного хозяйства в Москве. На ВДНХ высоко оценили работу селекционеров из Белова. Им вручили специальный диплом и большую премию на дальнейшее развитие коневодства.

После выставки колхозники передали «золотистую лошадь», так между собой называли её в Заречном, в подарок наркому обороны. В документе того времени говорилось: «Это подарок нашему любимому Маршалу Советского Союза Клименту Ефремовичу Ворошилову».

В Заречном была не только прекрасная конеферма, но и почти профессиональный клуб кавалеристов. До войны именно этот клуб выступал организатором конно-спортивных соревнований разного уровня. И всегда победителями этих состязаний были ребята из Заречного. Лучшие наездники получили знаки «Ворошиловский всадник».

На снимке М.Живописцева: Нагрудный знак «Ворошиловский всадник». Из фондов Центрального музея Российской армии. Москва.

 

Одним из направлений подготовки юных кавалеристов было обучение владению холодным оружием – шашкой. Удары отрабатывались на лозе – ивовом пруте. Виртуозная рубка лозы на полном скаку считалась особым шиком для призывников. Самым ловким и умелым вручался знак «За отличную рубку». Этим знаком ребята необычайно гордились.

Автору этих строк удалось отыскать эти уникальные знаки в музее во время поездки в Москву и у частного коллекционера на Арбате.

На снимке: Нагрудный знак «За отличную рубку. Из частной коллекции. Москва.

 

Когда началась финская война, в действующую армию одними из первых ушли воспитанники кавалерийских курсов, взяв с собой на фронт и лучших лошадей с конефермы. К сожалению, многие из них не вернулись в родное село.

 

Тяжело в ученье, легко в бою

 

По опыту первой мировой войны в 30-е годы прошлого столетия считалось, что противник в новых сражениях будет интенсивно применять отравляющие вещества. Поэтому в школах, на предприятиях и в учреждениях активно готовились к отражению возможной химической атаки. Юноши и девушки сдавали нормы на значок ПВХО «Готов к противовоздушной и химической обороне». На уроках учились правильно надевать противогазы, в них проводились кроссы. Кроме этого молодёжь, чтобы доказать, что в противогазе можно не только находиться, но и интенсивно работать, устраивала различные эксперименты. В газете «Знамя ударника» была помещена небольшая заметка под заголовком «У станков в противогазах». В ней говорилось:

«Комсомольцы механического цеха цинкового завода организовали интересное мероприятие – тренировку работы на станках в противогазах. Первой противогаз надела токарь Татьяна Бестемьянова. Проработав 3 часа в противогазе, она выполнила норму выработки на 200%. Качество продукции хорошее. 15 марта тов. Бестемьянова всю смену работала в противогазе. 14 марта 3 часа работала в противогазе комсомолка-стахановка, литейного отдела мехцеха т. Елгина».

Но и этого было мало. Бригада одного из комсомольских электровозов осенью 1938 года провела эстафетный поезд имени 20-летия ВЛКСМ, находясь в противогазах.

 

 Плакат ОСОАВИАХИМА. СССР.

 

Подготовка к будущим военным испытаниям была всеобщей. Особенно массовой была сдача норм на значок ГТО (Готов к труду и обороне). Так, во втором квартале 1934 года 275 человек сдали нормы ГТО. Примечательно, что среди них было 78 женщин. От взрослых не отставали и дети. Летом следующего года так называемый пионерский значок ГТО получили 234 человека, из них 114 девочек.

Особенно запомнилось беловчанам 30 сентября 1935 года. В этот день в 12 часов на стадионе цинкового завода состоялась массовая сдача норм на значок ГТО. В ней приняло участие несколько тысяч человек. А вечером проходил футбольный матч между командами цинкзавода и транспорта.

Согласно календарному плану работы партийных, советских, профсоюзных, комсомольских и общественных организаций в Белове в 1935 – 1936 годах предусматривались специальная военная учёба с отрывом от производства и физкультурные дни.

 

 Нагрудный знак «Готов к противовоздушной и химической обороне». СССР.

 

 

У порога большой войны

 

Бои на озере Хасан

Ночью чёрной, ночью тёмной

Был приказ по фронту дан,

Завязался бой упорный

Возле озера Хасан!

А. Алымов. 1938 г.

 

Лето тридцать восьмого года принесло беду. На стыке советско-китайской и корейской границ возник широкомасштабный военный конфликт. 29 июля самураи захватили принадлежавшие СССР сопки Безымянную и Заозёрную в районе озера Хасан.

Ещё во время гражданской войны в Приморье с белогвардейцами сражались несколько подразделений, сформированные в основном из уроженцев Кузнецкого и Мариинского уездов. С тех пор по традиции так и повелось, что для охраны дальневосточных рубежей призывались ребята из Кузбасса. Кстати, эта тенденция сохранялась и в послевоенные годы.

В двух стрелковых дивизиях Красной Армии, подтянутых к этому району, были и беловчане. Служили они и в составе механизированной бригады, танки и бронемашины которой должны были поддерживать советскую пехоту.

6 августа 1938 года части РККА перешли в наступление и через четыре дня тяжелейших боёв выбили японцев с наших высот.

Десятиклассник беловской школы № 1 Н. Добров написал стихотворение, в котором были такие строки:

И если враг пойдёт в наш край цветущий,

Сметём его, как пыль сметает ураган.

Ряды стальные армии могучей

Дадут отпор, как дали раз у озера Хасан.

«Знамя ударника», 7 ноября 1939 года.

 

В боевых действиях на озере Хасан принимала участие и воинская часть, укомплектованная из беловских призывников. Документы донесли до нас их имена. Это были работники локомотивного депо станции Белово П. Сотников, Д.К.Королёв, И.И.Четырев, И.А.Азьмука и К.Бочкарёв. Из вагонного депо в боях с японцами принимали участие Г.Н.Звягин и М.Кривов, диспетчеры М.И.Лазарев и И.В. Шульга.

Павел Сотников за героизм получил орден Боевого Красного Знамени. Затем он так же отважно сражался с врагом во время финской войны. Впоследствии Сотников рассказывал: «Во время хасанских событий я был рядовым, но и тогда неплохо знал военное дело. Теперь я младший командир. Участвуя в боях с белофиннами, получил специальность инструктора по миномётному делу».

В 1939 году он служил начальником военизированной охраны Беловского аэроклуба. Был депутатом городского Совета первого созыва.

В 1938 году городская газета «Знамя ударника» рассказала об одном из участников боёв в районе озера Хасан Патридине Нургалиеве. За мужество, проявленное в сражениях с врагом, он был удостоен высшей награды. В Москве ему вручили орден Ленина.

В те дни вся периодическая печать пестрила заметками, подобными этой: «Проучить зарвавшихся самураев.»

Из резолюции собрания молодёжи шахты «Пионерка»:

«С чувством величайшего возмущения и негодования мы, комсомольцы и несоюзная молодёжь шахты «Пионерка», узнали о наглой провокации японских самураев…

…Мы заверяем наше правительство и товарища Сталина, что по первому зову выступим на защиту наших границ и проучим зарвавшихся бандитов, чтобы им впредь неповадно было совать своё свиное рыло в наш советский огород …мы ещё шире развернём стахановское движение, ознаменуем 20-летие Ленинско-Сталинского комсомола новыми делами. Улучшим работу наших Осоавиахимовских организаций. Молодёжь, идущая осенью в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию, обязуется сдать нормы на значки ВС («Ворошиловский стрелок»), ГТО («Готов к труду и обороне»), ПВХО («Готов к противовоздушной и химической обороне»).

«Знамя ударника». 1939 год.

 

Халхин-Гол

Летом 1939 года мир вновь был нарушен. 2 июня в Монголии начались боевые действия против маньчжуро-японских войск. На помощь Монгольской Народной Республике были выдвинуты части Отдельной Краснознамённой Дальневосточной армии. И вновь в их составе сражались наши земляки-беловчане. Советско-монгольскую группу войск возглавил Г.К.Жуков. Бои развернулись в районе реки Халхин-Гол. Бывший инженер обжигового цеха Беловского цинкового завода В.И.Брысов геройски сражался с самураями. Как особо отличившегося в боях лейтенанта Брысова направили в военную академию механизации и моторизации РККА имени Сталина, которая готовила танкистов.

16 августа 1940 года был учреждён памятный знак «Халхин-Гол», который вручался всем участникам тех событий. Такой знак имели несколько сотен беловчан.

 На снимке: Нагрудный памятный знак участникам боёв в Монголии. 1939 год.

 

В городской газете «Знамя ударника» постоянно публиковались краткие обзоры о ходе боёв с противником. Не успели разгромить японцев, пришла новая беда – на западных границах нашей страны активизировались гитлеровцы.

Никнейм или Ф.И.О.:

E-mail:
Комментарий:
Защита от спама:  Защитный код - вычислите выражение и впишите ответ